НБШ не может позволить себе расслабиться

Швейцарский национальный банк не может позволить себе расслабиться.

Более того, руководители банка могут обнаружить, что поддержание курса швейцарского франка так же сложно, как это было раньше.

До сих пор центральный банк находил, что большинство дел идут своим чередом.

Более года назад центральный банк сделал заявление о том, что он вводит нижний предел для пары евро/франк на уровне 1,20 и готов защищать этот уровень. Это заявление потрясло рынки.

Тем не менее, новая политика работала.

Да, Швейцарскому национальному банку пришлось купить миллиарды евро, и его валютные резервы наполнились валютой, которая, как многие опасаются, может потерпеть крах.

Тем не менее, новая политика остановила снижение евро к району паритета с франком, наблюдавшееся до заявления центрального банка. Это позволило экспортерам Швейцарии сохранить конкурентоспособность и помогло экономике страны избежать рецессии, в которую вступила еврозона.

Кроме того, вышедшие на этой неделе новые данные Швейцарского национального банка указали на то, что банк был готов в полной мере воспользоваться произошедшим в июле разворотом курса евро для того, чтобы сократить объем чрезмерных валютных резервов.

Евро стал демонстрировать рост в ответ на обещание Европейского центрального банка о том, что он был готов сделать все необходимое для сохранения единой европейской валюты. В это время Швейцарский национальный банк стал продавать евро против доллара США и британского фунта.

Принимая во внимание сильный спрос на евро, наблюдавшийся в течение нескольких месяцев с того момента, эти продажи не смогли нивелировать рост евро. Швейцарскому национальному банку к концу сентября удалось сократить объем деноминированных в евро резервов до 48% от общих резервов против 60% в конце июня.

Это означает, что доля евро в валютных резервах банка вновь сократилась до своих долгосрочных уровней в районе 50%.

Так что теперь?

Пока определенно нет признаков того, что Швейцарский национальный банк может позволить себе оставить текущую политику.

Последние данные по экономике Швейцарии указывают на то, что производственная активность в стране восстановилась немного выше прогноза. Тем не менее, ключевой индекс остается гораздо ниже уровней, указывающих на то, что производственный сектор страны вновь демонстрирует рост.

Как бы то ни было, можно сказать о том, что с учетом сохраняющейся слабости экономики Швейцарии и наблюдавшегося до сих пор успеха банка в защите нижнего предела для пары евро/франк на 1,20, центральный банк может захотеть еще более повысить нижний предел.

Тем не менее, будущий успех в защите любого предельного уровня, а также повторная корректировка валютных резервов, будут, главным образом, зависеть от того, сохранится ли наблюдавшаяся в последнее время сила евро.

Летний рост евро, в рамках которого пара евро/доллар выросла с района 1,20 до максимума 1,31, выдохся некоторое время назад. Пара стала торговаться в узком диапазоне немного ниже уровня 1,31.

Евро остается на этих уровнях в основном на фоне надежд на то, что Европейский центральный банк вскоре начнет программу покупки облигаций, которая спасет Испанию от дефолта по суверенному долгу и фактически оградит еврозону от долговых проблем Греции.

Тем не менее, такое ограждение еще предстоит возвести. Отсутствие политического консенсуса относительно трудовых реформ в Греции означает, что в ближайшие неделю-две в этой стране может произойти очередной кризис, поскольку Греции не удается удовлетворить условиям предоставления следующего транша помощи.

Между тем, данные из еврозоны указывают на то, что рост экономики продолжает замедляться, и вскоре может произойти очередная рецессия. Это сделает дальнейшее обслуживание долга еще более сложным для крупных должников, таких как Испания.

Поскольку рыночная напряженность вновь усиливается, может быть нарушено спокойствие, на фоне которого евро торговался относительно устойчиво в последние несколько месяцев. А Швейцарский национальный банк может осознать, что статус валюты-убежища вновь подталкивает франк к росту.

Dow Jones