Лидером роста на валютном рынке становится фунт

На валютном рынке 2012 год прошёл в ожидании чуда, и оно произошло. Лидером роста на форексе становится британский фунт.

Самый безопасный актив – швейцарский франк

Неделю после 8 марта крупные банки думали, куда уходить из евро и фунта, и держали деньги в валюте США. В это время в Японии стали вновь ощущаться последствия Фукусимы, и не в виде рыб о трёх головах, а виде понижения базы сравнения. Производство легковых автомобилей в апреле выросло на 219% в год, крупных грузовиков на 215%, жидкокристаллических телевизоров на 87%, самолётного топлива – на 41%. Но ставка на автомобилестроение и дисплеи без выдающихся инноваций оказалась сомнительным выбором.

После бурного восстановления в первые месяцы рост производства в Стране восходящего Солнца замедлился, а вместе с этим ухудшился и торговый баланс. Иена снова стала активом-«убежищем», и деньги в неё потекли рекой, которая к 9 мая толкнула её курс на 5,1% выше минимума 14 марта. Эффект усиливался репатриацией капитала перед завершением налогового года 31 марта.

Хеджирование «безопасными» активами становилось модным среди розничных трейдеров. В ожидании негативного влияния спасения Греции на экономику Европы франк Швейцарии к 27 апреля вырос на 2,7%. Немецкие пенсионеры расчувствовались от отрицательной реальной доходности своих бондов, что не делало чести евро.

10 апреля председатель ШНБ Томас Йордан каялся перед рынками за невыполнение взятых на себя обязательств по покупке евро. Банк «проспал» тот момент, когда евро/франк подешевел до уровней ниже 1,2 в ночь тройных свопов, со среды на четверг.

Первоначальный эффект от долгосрочного репо сходил на нет, а Швейцарский национальный банк не прекращал покупки иностранной валюты. К 26 марта ШНБ вынул евро/доллар на 2,5% из пучины последнего минимума.

Фунт догнал этот рост только 2 апреля, когда достиг уровня на 2,3% выше последнего дна. Получилось, чем Великобритании хуже, тем фунту лучше. Несмотря на госдолг 63% от ВВП, британская валюта продолжала карабкаться к новым вершинам.

Перед выборами в Греции назрела потребность в принятии решения по высокодоходным валютам. Банк Англии не удержал рынок от того, чтобы выйти из фунта после завершения налогового года. К закрытию 5 апреля фунт упал на 1,2% с последней вершины, причём евро/доллар – на 2,2%.

Рецессия в Великобритании не отбила желания рисковать при отсутствии поворотов в сторону смягчения денежно-кредитной политики. На максимумах 27 апреля курс евро к доллару превышал уровни конца прошлого года на 2,3% и курс фунта – на 4,7%.

Рост М3 в еврозоне достиг почти двухлетнего максимума, что заставило искать «убежища» даже раньше традиционного сезона отпусков. В третьей декаде мая агентство Fitch понизило рейтинг Японии, инвесторы потихоньку вышли из японской валюты и переложились во франки. За первые 20 дней июня франк подорожал на 2,8%, и лишь последующее снижение доказало, что самый безопасный способ сохранить валюту – это ей торговать.

Летний сезон показал, с кем инвесторы хотят провести отпуск. Несмотря на полемику ЕЦБ о международной роли евро, 24 июля евро/доллар упал на 9%, а фунт/доллар – только на 4,6%. Количественное смягчение в Великобритании оказало поддержку британской валюты, потому что его объёмы в июле, как и в феврале, расширились только на 50 млрд фунтов. «Кабель» смотрелся посолиднее из-за того, что в начале июля ЕЦБ прибавил к долгосрочному репо снижение ставок к историческому минимуму. При этом евро снизился на 7% с конца прошлого года, курс фунта почти не изменился.

1

Самая большая неожиданность — это фунт

Из отпусков инвесторы приехали с недоверием к крупнейшей экономике мира. Перед выборами в США статданные казались всё более политизированными. Во-первых, до осеннего пересмотра статистика показывала, что число новых рабочих мест в стране неуклонно росло с сентября 2010 по июль 2012 года. Во-вторых – политика Барака Обамы делала из Америки государство блондинок и негров. Для мужчин-афроамериканцев старше 20 лет безработица сократилась на 2,6 процентного пункта (до 14,8%); для белых женщин того же возраста составляла 6,8%, но при этот общий уровень никак не опускался ниже 8,3%.

Охлаждение экономики в Китае приняло такие масштабы, что власти решили пойти на стимулирование экономики, для начала — в юго-западной провинции Чунцин. Вложения в инфраструктуру отдельной китайской провинции обнадёжило инвесторов в «валюты риска», видимо, после июньского снижения ставок в КНР.

Тем не менее, традиционная валюта риска евро испытывала сложности и помимо снижения ставок ЕЦБ. Фондовый рынок чурался токсикоза политической напряжённости. Южная Корея и КНР, на которую приходится 25% корейского экспорта, стали бороться с Японией за лидерство на рынке стали, а также острова Дяоюйдао и Токдо. В России появились отголоски «оранжевой» болезни, даром что не голландской, которая по симптомам пыталась походить на движение «Захвати Уолл Стрит». Во Франции пришедшие летом к власти социалисты активизировали охоту на крупный капитал. Акции прекратили расти, что привязалось «якорем» на шею евро.

Постепенно становилось ясно, что количественное смягчение в Великобритании завершится к ноябрю, поэтому с сентября британская валюта обгоняет евро по темпам роста.

В преддверии количественного смягчения в США курс евро повышается на 7,7% к июльскому минимуму и упирается в число «13». Подорожание единой валюты Европы завершается 13 сентября с заявлением ФРС. Виной всему – путаница в терминах: ждали количественного смягчения, а получили кредитное. Тем временем Федеральный резерв в полном соответствии со своими заявлениями от 2008 года проводил «тонкую настройку» экономики, подкачивая её по 85 млрд долларов в месяц.

Репатриация капитала перед завершением финансового года в США 30 сентября явно мешала снижению активов-»убежищ». С 27 сентября иена начинает дешеветь и к концу года опускается на 8,5% по отношению к осенней вершине. Франк падает на 2,1%, поскольку его покупает ШНБ, который остался верен «валютному потолку», несмотря на слухи об отмене частичной привязки к евро. Ураган «Сэнди» оказал поддержку только доллару США, который достигает «красивого» максимума против евро опять же 13-го ноября.

С середины IV квартала намечается поворот в сторону роста евро. Рост евро набрал обороты, пока трейдеры, покупавшие доллар, праздновали Хануку. С 13 ноября по 20 декабря (тоже, наверное, отмечали праздник) евро вырос на 4,2%, а фунт с 14 ноября укрепился на 2,8%. Единым толчком для этого послужило то, что Греции дали два года условно на возвращение долга к норме, европейцы поддержали введение единого банковского надзора, а китайские опережающие показатели пошли в гору.

По итогам 2012 года евро вырос к доллару США на 1,7% и британский фунт — на 3,7%, швейцарский франк упал на 2,3%, а японская иена – на 9,3%. Согласно данным банка палаты последовательного клиринга (CLS), на рынке форекс вращалось каждодневно 4,7 трлн долларов. На этом крупные банки зафиксировали прибыль, и даже профессиональные участники рынка побежали покупать подарки перед рождественскими каникулами.

Самой сильной неожиданностью года стал британский фунт. Несмотря на количественное смягчение и рецессию в Великобритании, инвесторы покупали его при первой потребности в достаточно близком эквиваленте роста мировой экономики. Ситуация в еврозоне настолько ухудшилась в течение года, что евро больше не мог существовать без долгосрочного репо и снижения ставок. Сворачивание количественного смягчения в Великобритании придало веру в надёжность «кабеля».

Аналитика подготовлена компанией Альпари